МТС посчитала сколько у нее абонентов в тюрьмах

158f70cc

МТС Услуги телекоммуникаций в местах потери воли и следственных изоляторах получают все большую актуальность в России

Общественно-политических лидеров берут под сторожу. И методов постоянного размена информацией с внутренним миром у них остается мало.

Проверка «Объяснений» провела мини-расследование под кодовым заглавием «Имеется ли зависимость в тюрьме?». В телекоммуникационной организации «МТС Украина» утверждают, что ни помещенные, ни жители, располагающиеся под последствием, не могут пользоваться мобильной связью.

«У персон, располагающихся под последствием, изымают не только лишь канты, ремешки, но также и смартфоны, чтобы, прежде всего, те не сумели причинить себе ущерба, и, во-вторых, не могли оказывать влияние на ход последствия», — выделяют в отделе связи с общественностью оператора.

И более того, в организации передают, что запрет использования сотовыми трубками разносится не только лишь на помещенных, но также и на сотрудников корректирующих заведений, которые прямо контактируют с помещенными (работники внешней защиты, уборщики и прочие.) в процессе выполнения собственных должностных повинностей.

Однако мобильные устройства разными маршрутами все же попадают на территорию тюрем и колоний. Наиболее популярный метод передачи мобильного телефона на зону — это отправление через забор.

Впрочем могут быть пример, когда устройства «дают» сами работники тюрьмы и колоний. «Их улавливают, наказывают. Вплоть до заведения криминальных дел», — сообщает начальник департамента уголовно-исполнительной инспекции и социально-воспитательной работы с заклейменными Федеральной пенитенциарной службы Олег Янчук.

Что же касается самих помещенных, то регулярных абонентов в их числе немного. «На сто человек смартфон вполне может быть у двоих-троих», — сообщает правозаступник Эдвард Багиров. Совместное количество заклейменных и остановленных персон в тюрьмах и следственных изоляторах страны в настоящее время превосходит 150 млн. человек. Так что, не трудно догадаться, что по меньшей мере 3 тыс человек регулярно пользуются мобильными. Формальных данных нет. «Мы, как инструктор, не проводим статистики по вероятному присутствию помещенных в нашей сети», — утверждают в отделе связи с общественностью «Киевстара».

С применением смартфонов не в состоянии сражаться ни одна администрация. Есть лишь одна отличная возможность «отрезать зависимость» – установить особые «глушилки» знака сотовой сети. Однако для их покупки нужно выделение значительных средств из расчета. А их нет.

Багиров подчеркивает, что за сохранение смартфонов, в большинстве случаев, администрация карает нахождением в штрафном изоляторе. Янчук дополняет, что меры санкции могут быть различные. «Вполне может быть объявлен укор. Это целиком зависит от того, какие санкции помещенный приобретал. Стартует все с предостережения», — говорит он.

«Все понимают, кто может иметь смартфон. К нему как правило и обращаются, обменивая звонки в семью на какие-то региональные блага – карту пополнения счета, к примеру», — говорит один из членов семьи помещенного. «Часто в тюрьме ведутся проверки. И смартфоны изымают, — сообщает ближайший брат помещенного, у которого систематически возникает в управлении средство связи в камере, — Мы снабдили мобильными трубками всех родственников наблюдателей».

«Телефонные аппараты, которые измаются, убиваются. Это регистрируется аналогичными бумагами», — противоречит объяснениям неизвестного собеседника Олег Янчук. Однако он все-таки не исключает, что ситуации будущего применения телефонных аппаратов помещенных работниками тюрьмы встречаются.

Невзирая на то, что в тюрьмах работает мобильный запрет, помещенным разрешено ежемесячно вместо длинного свидания применять прочный телефонный аппарат. «Человеку выдается купон на 10 секунд, за которые можно сделать несколько звонков под наблюдением администрации», — сообщает Багиров.

Интернет-доступ вероятен лишь с телефона. В определенных государствах разрешено пользоваться услугами мировой сети – входить на определенные веб-сайты. Однако у нас подобных общепризнанных мерок не спроектировано. А жалко. В связи с тем что благодаря возможности общения с внутренним миром, маршрут даже под наблюдением администрации, обнаруживается очень много прецедентов нарушения гражданского права в местах потери воли. Эдвард Багиров подчеркивает, что подвижная зависимость помогает правозащитникам своевременно отреагировать на подобные ситуации и взять меры. «Мне названивают со всех тюрем и днем и в ночное время. Я телефонный аппарат не выключаю», — констатирует он.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *